Клятва фотографа

Клятва фотографа

Возможно вы уже купили фотоаппарат, сделали первые снимки, и уже постигли некоторые секреты фотомастерства. Но это только начало длинного и трудного пути. Всем известно, что врачи, вступая на стезю целительства, принимают клятву Гиппократа.

Так вот и у фотографов есть своя клятва, которую  в 1937г. написал Мехмед Фехми Ага. Этот выходец из Российской империи, родился в Киеве в 1896г., получил прекрасное образование, но в дальнейшем перебрался в Париж.

Клятва фотографа

Он был опытным фотографом и художником, и долгое время был арт-директором в журналах Vogue, Vanity Fair и House & Garden. Обладая великолепным чувством юмора он написал Клятву фотографа, в которой с блестящей иронией отразил фотографические шаблоны присущие многим любителям фотографии.

Ознакомимся с текстом клятвы фотографа:

  • Я никогда не делал и впредь ни при каких обстоятельствах не сделаю фотографию обнаженной натуры, держащей в руках прозрачный сосуд.
  • Я также никогда не сделаю сам и не окажу в этом помощь другому, не поощрю словом, не похвалю и даже не буду обсуждать, даже не взгляну на фотографию яйца.
  • Я не буду фотографировать собаку, играющую с кошкой, и кошку, играющую с клубком ниток.
  • Не буду делать снимок винограда крупным планом так, чтобы ягоды выглядели размером с яблоко, и снимок яблока так, чтобы оно выглядело размером с арбуз.
  • Я не буду снимать кормящих матерей или старушек за вязанием в кресле-качалке и озаглавливать снимки «Закат жизни».
  • Я не буду делать фотографии симпатичных старых бродяг с безнадежно запутанными бакенбардами и блестящими носами.
  • Я не буду фотографировать девушек с Бали, несмотря на то что их бесстрашие перед камерой общеизвестно.
  • Я не буду делать фотографию обнаженной, которая в падающем сквозь венецианские жалюзи свете напоминает лежащего тигра.
  • Кроме того, я не буду фотографировать старые амбары Коннектикута (восхитительные текстуры дерева, выдержавшего шторм) или техасские кактусы, даже если там их называют «какти», или аборигена, карабкающегося на пальму, на Гаити.
  • Я не буду фотографировать бомжей из Бауэри, укрывшихся воскресным выпуском New York Times как одеялом, перед приклеенным на ограду постером с Марлен Дитрих.
  • Никогда я не сделаю фотографию толстушки на Кони Айленд «от живота», никогда больше.
  • Я никогда больше не сфотографирую гипсовый слепок с греческой статуи, или кочан капусты, разрубленный пополам, или листья салата с каплями росы.
  • Я никогда не сделаю снимок обнаженной на трамплине (даже вид сзади), или обнаженной, крутящей обруч, или обнаженной, обмазанной толстым слоем вазелина, чтобы дать ему название «Фарфор».
  • Я не стану называть фотографию маленького мальчика на фоне стены «Просто мальчик», а фотографию ребенка, обнимающего козленка, − «Два ребенка».
  • Я не буду фотографировать площадь Сан-Марко в Венеции сквозь решетку балкона Дворца дожей.
  • Я не буду фотографировать сцену родео, поместив камеру между задних ног волнующейся лошади.
  • И, в конце концов, если в силу обстоятельств я вынужден буду сфотографировать мексиканского ребенка в Мехико, я сгоню всех мух с его лица, прежде чем сделать снимок (несмотря на громыхание в небе над Мехико).
  • И я постараюсь никогда не фотографировать капризных детей.
  • Да и вообще, если мне удастся, я воздержусь от съемки любых кадров любого содержания, под каким бы то ни было предлогом.

Всем, принявшим Клятву фотографа, удачных снимков!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *